Жизнеописание ламы Чже Цонкапы.
(1357-1419г.)

Лама Цонкапа.

Источник данного жизнеописания
"Биография Доброго Покровителя, Царя Дхармы, Великого Цонкапы прекрасное украшение Учения Муни, именуемое "Ожерелье из удивительных драгоценных камней"". Это самая объёмистая из биографий Цонкапы. Её автор Гьелванг Чойчже Ловсан Тинлей Намгьел. Он начал её писать в 1843 г. и закончил в 1845 г.
Йондзин Тичжанг Ринпоче (младший наставник Е.С. Далай-ламы XIV) в своём предисловии к ней пишет, что эта Биография считается лучшей, поскольку подробно излагает все достоверные черты жизни Цонкапы, какие только упоминались в предыдущих его биографиях.
Иллюстрации к жизнеописанию Чже Цонкапы приводятся по тибетскому ксилографу "rje tsong-kha-pa'i gzigs-pa rnam-pa lnga'i sku-brnyan mtshan-bstod" (6 листов). В этой биографии, как и в большинстве других, Цонкапа считается одним из воплощений Манджушри, который достиг Пробуждения многие эпохи (кальпы) назад, но и поныне принимает облик Бодхисаттв и подобных им. В давнем прошлом Цонкапа в одном из своих перерождений дал клятву перед Татхагатой Ванпей-тогом распространять Учение в нечистых мирах, и потому получил имя "Великий храбрец" (Ньинтоб Ченпо). Когда он родился мальчиком-брахманом в нашем мире при Будде Шакьямуни, он поднёс Ему хрустальные чётки, и Будда предсказал самое славное его рождение в Тибете такими словами:
"Ананда! Этот мальчик, который сейчас мне поднёс хрустальные чётки, будет целителем моего Учения. В будущей нечистой эпохе он воздвигнет в стране, обитаемой яками, монастырь под названием "Благой" (Ге) и будет носить имя "Хороший ум" (Ловсан)".
Согласно тибетской традиции школы Гелуг, до этого его линия перерождений-проявлений включает такие славные личности, как Субхути, архат Упагупта, Учитель Падмасамбхава, Нагарджуна, махасиддха Домбихерука, великий пандита Атиша, переводчик (лоцава) Марпа, главный ученик Миларэпы Гампопа, всеведущий Цонава и др. В одном из будущих проявлений Цонкапа будет 11-ым Всемирным Учителем Буддой по имени Чэнлег ("Добрые глаза").


Цонкапа.



Цонкапа родился в местности Цонка на востоке провинции Амдо. Имя его отца Тара-каче Лумбум-ге. Он принадлежал роду Мэл, был отважен, почитал Три Драгоценности, любил бедных. Он был богат и щедр; постоянно читал наизусть "Произнесение имён Манджушри".
Имя матери Цонкапы
Шинмо Ачой или Шинса Ачой. Она не имела обычных женских пороков, обладала добрым нравом, любила страждущих и беззащитных, совершала поклоны, почтительные обходы, читала шестислоговую мантру Авалокитешвары (Ом-ма-ни-пад-ме-хум).
Из шести их сыновей Чжэ Цонкапа
четвёртый. К прославленному роду Мэл принадлежали многие известные монахи и практикующие, и все славились проницательностью.
Цонкапа родился, как рождаются Будды: ясно сознавая своё вхождение в чрево матери, пребывание в нём и рождение.
Ещё до этого, в конце года огня-обезьяны (1356), его будущему отцу приснилось, что некий монах с книгой, объяснив, что пришёл с Пяти горных вершин Китая, сказал: "Я сниму у вас помещение",
и вошёл в святилище на крыше дома. Поскольку отец читал "Произнесение имён Манджушри", он подумал, что это явление Манджушри. И ещё ему приснилось, что Ваджрапани из своей небесной сферы метнул сверкающую золотую ваджру, которая вошла в тело его жены. "Наверное, родится сильный мальчик", сказал он про себя.
Будущей матери приснилось, что она стоит в одном ряду с тысячей женщин. Появляется белый мальчик с кувшином и красная девочка с зеркалом в руке. Они подходят к каждой из женщин. Мальчик всё спрашивает девочку: "Эта годится?" Девочка отвечает: "Не годится". Наконец они подходят к будущей матери Цонкапы. Мальчик опять спрашивает о том же, а девочка с улыбкой отвечает: "Годится". Тогда они омывают её, и она, почувствовав в своём очищенном теле блаженство, просыпается, задаваясь вопросом: "Что же означает этот сон?"
Соседи видят во сне разные вещие знаки: одновременное появление на небе солнца, луны и звёзд, дождь цветов и тому подобное.
В следующем, 1357, году, 10 числа 1-ого лунного месяца мать видит во сне, как золотая статуя Авалокитешвары спускается с облаков и через темя входит, вместе с сопровождающими и почитателями, в её тело. Проснувшись, она поняла, что в её чрево вошёл великий человек, и стала бережно заботиться о своём теле.
1-ый лунный месяц известен как "месяц чудес", в течение которого Будда в прошлом демонстрировал свои магические силы.
Хотя точный день рождения Цонкапы не установлен, достоверный интервал
с 20 по 25 число 10-ого лунного месяца. Празднуется, однако, этот день 25 числа.
Перед самым рождением Цонкапы его матери приснилось, что тот самый белый мальчик из прежнего сна открыл хрустальным ключом дверцу в её груди и вынул золотую статуэтку Авалокитешвары, а та самая красная девочка омыла её водой. Перед зарёй, когда мать проснулась, её тело заполнилось блаженством. На небе появилась большая яркая звезда: тогда и родился великий Цонкапа, не причинив матери никакой боли.
Родился не обычным путём, а, как говорится, "выйдя через дверь в груди матери". Появившаяся "звезда" была Венерой.
В детстве Цонкапа не играл, не проказничал. Он был вежлив со всеми и никогда не гневался. Это был очень умный мальчик.
В трёхлетнем возрасте он уже сознавал ущербность жизни домохозяина и, хотя по возрасту ещё не мог стать монахом, принял у III-его Кармапы Ролпэ Дорчже полный обет благочестивого мирянина (упасаки) и получил имя Кунга Ньинпо. В том самом году его отец с радостью отдал мальчика на учение Дхармасвамину Дондуб Ринчену
великому ламе, обретшему сиддхи через практику Ямантаки.
Лишь увидев сутры и услышав, как их читают другие, мальчик научился читать сам, специально не обучаясь этому.
До того как стать монахом, Цонкапа был посвящён Дхармасвамином в Мандалы Ямантаки, Чакрасамвары, Хеваджры, Ваджрапани и т.д. При этом он принял тантрийские обеты и обязательства и хранил их как зеницу ока, получив тайное имя Донъе Дорчже (Амогхаваджра).
Затем он усердно занимался тантрийской практикой. В семилетнем возрасте увидел во сне Ваджрапани и других божеств, а также Атишу. Семилетний он принял и обеты гецула, получив новое имя Ловсан Дагпэ-пэл, под которым впоследствии приобрёл известность.
При расставании со своим добрым первым Учителем, когда ему пришлось отправиться в Центральный Тибет для дальнейшей учёбы, он со слезами, сложив ладони, уходил, повернувшись в сторону Учителя, и читал наизусть "Произнесение имён Манджушри". Дойдя до слов "невозвращающийся, необратимый", он осознал, что больше не возвратится на родину.
Прибыв в Дикунг со своим надёжным другом Дэнма Ринчен-пэлом, он встретился с настоятелем монастыря школы Кагью ламой Чэнга Ринпоче, у которого прослушал ритуал порождения бодхичитты, пять отделов махамудры, "Ваджрные чётки", шесть доктрин Наропы и т.д. Там он встретил и врача Кончогкьяба, у которого изучал медицину. Он прекрасно освоил её и к 17 годам уже стал известным врачом.
Из Дикунга он отправился в большую монастырскую школу Девачэн, где изучал Дхарму под руководством Таши Сенге и Дэнса Геконпы. Также ачарья Йонтэн Гьяцо научил его рациональному чтению объёмистых Текстов. Цонкапа изучал там "Абхисамаяламкару" и через 18 дней усвоил основной её Текст со всеми толкованиями.
Затем он слушал и другие сочинения Майтреи у ламы Чжам-ринпа и быстро усвоил их.
У ламы Сонам Гьелцэна он получил также тантрийские посвящения и разрешения.
На 19-м году своей жизни он дискутировал в монастырях Санпу и Девачэн и прославился умом и красноречием.
Потом он отправился в монастырь Сакья для экзаменационных диспутов по Парамите. В Шалу он встретил известного лоцаву (переводчика) Кэнчен Ринчен Намгьелпу, а также получил у ламы Демчога Майтри посвящение в 13 божеств Ямантаки и пять божеств Рактаямари.
После успешных диспутов он отправился дискутировать в другие монастыри.
В Цечене он встретил Учителя Ньявон Кунга Пэлбу, который ошеломил его прекрасным изложением Парамиты. Потом Цонкапа попросил его изложить Абхидхарму, но Учитель отказался по нездоровью и другим причинам и отправил его к своему ученику Рендаве, сказав, что тот является знатоком Абхидхармы.
Слушая разъяснения Абхидхармы, Мадхьямы и т.д., Цонкапа проникся большим почтением к этому Учителю, поскольку он очень ясно излагал Учение и обладал великими нравственными достоинствами. Рендава тоже проникся уважением к Цонкапе. Они менялись ролями учителя-ученика по отношению друг к другу. Впоследствии Цонкапа стал считать его своим главным Учителем.
Потом Цонкапа слушал Винаю у знаменитого блюстителя дисциплины Кашипа Лосэла
настоятеля монастыря Кьермо-лунг.
Однажды, когда перед началом чаепития монахи читали "Сутру сердца Праджняпарамиты", он естественно достиг медитативного постижения всех явлений как иллюзорных и бессубстратных. Во время всего чаепития он пребывал в непроизвольном сосредоточении на ясности-пустоте всех явлений.
В том самом монастыре он заучил наизусть более сорока разделов Большого толкования Винаи. Зимой у него очень разболелась верхняя часть спины. Он пошёл к одному учителю школы Ньингма, искусному в ритуалах, и хотя применил на практике его наставления, это не помогло.
Затем он отправился в монастырь Сакья, но по дороге, из-за холодного воздуха и усталости, остановился в Нэйньинге. Там по просьбе учёных он впервые проповедовал "Абхидхарма-самуччаю".
Затем, весной 1378 г., он прибыл в Сакья, где Рендава слушал сакьясскую доктрину "Путь-Плод". Рендава тогда ешё раз подробно разъяснил Цонкапе Абхидхарма-самуччаю. Цонкапа поучился у него 11 месяцев. В основном он изучал Праманаварттику, а также слушал Мадхьямакаватару, Винаю и т.д. Также в Сакья он получил у ламы Дорчже Ринченпы разъяснение коренной Хеваджра-тантры.
По рекомендации Рендавы, Цонкапа получил у одного искусного старого тантриста указания, как излечить свой недуг. Применив на практике эти указания, он полностью излечился.
Потом он вместе с Рендавой отправился в монастырь Намринг, где Рендава написал комментарий на "Абхидхарма-самуччаю". Цонкапа усвоил его. Там же слушал разъяснения коренной тантры Гухьясамаджи, наставления к "Пяти ступеням" и прочее.
В то время много его земляков ходили в Лхасу. Они передали ему подарки от родных и письма с их просьбами вернуться на родину. Среди них был и локон седых волос его матери, напоминающий о её преклонном возрасте. Сначала он хотел отправиться на родину, но потом передумал: поскольку прервались бы его занятия, да и необходимости, кроме сентиментов, не было, чтобы отправляться туда. Он послал родителям письмо с объяснениями причин своего неприбытия и своё изображение, которое, как только мать развернула его, сказало ей "а-ма" (т.е. "мама"). Мать почувствовала такую радость и благоговение, как будто действительно встретилась с сыном, и тоска разлуки унялась.
Затем Цонкапа продолжил изучение "Праманаварттики". Дойдя до второго раздела, он осознал величие сего сочинения и почувствовал благоговение перед его автором Дхармакирти. В течение осени того года, когда он вникал в это сочинение, он часто не мог сдержать благоговейные слёзы.
Весной 1380 г. Цонкапа отправился в Цанг, в монастырь Нартанг, для учебных диспутов. Там он также слушал тантрийские Учения у Рендавы и несравненного Намка Нэлчжорпы Ченпо.
Потом он вместе с Рендавой прибыл в монастырь Сакья, где Держал экзамены по четырём предметам: Мадхьяме, логике, Абхидхарме и Винае.
К тому времени у Цонкапы уже было много учеников, которые были воодушевлены его учёностью, благородством и добротой.
В присутствии 20 монахов и настоятеля Цултим Ринчена Цонкапа принимает полный монашеский обет бхикшу.
Потом он опять прибывает в Дикунг. Лама Чэнга Ринпоче, во время духовных бесед благоговея перед достоинствами Цонкапы, не может сдержать слёзы и говорит: "О, если бы у меня в молодости были такие достоинства!" Цонкапа слушал у него Шесть доктрин Наропы и все другие Учения традиции Дагпо Кагью.
Одним из любимых божеств Цонкапы была Сарасвати. Когда в Сангпу, совершая практику её умилостивления, Цоикапа прочитал её мантру 50 миллионов раз, он узрел её воочию. Его способности к сочинению, диспуту и т.д. очень возросли.
В 32-летнем возрасте он сочинил большое толкование "Абхисамаяламкары" и её комментариев, которое назвал "Золотым ожерельем прекрасных изречений".
В Кьермолунге он слушал у ламы Тогдэн Гьелцэна комментарий Калачакры "Вималапрабху", а также астрологию.
Поэтому, живя всю зиму в Толунг Цомэ и Нанкаре, он усердно занимался практикой Калачакры.
Потом он начинает давать подходящим ученикам тантрийские посвящения, а также наставления и разрешения на практики многих божеств. В частности, на садханы своей любимой богини Сарасвати.
Затем в Ташидонге он три месяца читает цикл проповедей.
В то же время он постоянно совершал
после вечернего, последнего сеанса медитации самопосвящения в Мандалу Ваджрабхайравы и другие практики.
Потом в уединении он усердно занимался практикой Демчога (Чакрасамвары), а также
Шести доктрин Наропы и Нигумы. Особенно усердно он занимался йогой психического жара; основное её упражнение "соединение ветров" он совершал по несколько сотен раз в день и успешно осуществил её Силу.
Рендава однажды посоветовал Цонкапе надолго отложить исследование тантр и основное внимание уделять общим доктринам, но Чжэ Ринпоче (как обычно титулуют Цонкапу в Тибете) возразил, что у него уже сформировалось сильное стремление к тантрам и потому ему сначала следует подробно разобраться в тантрах.
Чжэ Цонкапа также слушал многие Учения у великого ламы Умапы, которому постоянно покровительствовал Чёрный Манджушри. Говорят, что Умапа при этом был лишь "переводчиком", а Учения излагал и отвечал на вопросы сам Манджушри.
Потом Чжэ Ринпоче решил отправиться к великому Учителю Калачакры Чойкьипэлу, который ещё раньше ему приснился и сказал во сне, что слушал Калачакру у Будона Ринпоче 17 раз. Это был самый сведущий в Калачакре из учеников Будона. Чжэ Ринпоче встретил его в монастыре Ньенто. Сей Учитель по некоторым признакам предрёк его успешную реализацию всей Калачакры и преподал ему все её Учение.
Затем вместе с йогином Гонсангом они учились чертить Мандалы, совершать ритуальные танцы, делать мудры и тому подобное.
Однажды Чжэ Ринпоче приснился лама Кьюнпо Лхэйпа, который держал над его головой ваджру и колокольчик, повторяя имя Кармаваджра. Поскольку тайное имя Цонкапы было Амогхаваджра, а "карма" — это семья Амогхасиддхи, то оно соответствовало его имени.
Затем он получил у Чойкьипэла посвящение в "Ваджрные чётки"; слушал наставления к ней, хорошо изучил все её ритуалы.
Потом ему опять приснился Кьюнпо Лхэйпа, в сердце которого он увидел круги из букв мантр.
Он решил пойти в Шалу, где жил этот лама. Когда они встретились, Чжэ Ринпоче увидел, что он такой же, как во сне. Он слушал у него все системы низших тантр, а также получал посвящения. Также слушал у него наставления к Чакрасамваре по системе Луипы и Нагпопы.
Лама, передав ему все Учение, сказал: "Не сожалею, что передал его Владыке Дхармы".
Затем Цонкапа снова возвратился к Чойкьипэлу и у него прослушал дополнительные сочинения по Калачакре, наставления Будона к Гухьясамадже и некоторые другие.
Итак, Цоикапа стал знатоком всех тантр.
В 1392 г. Чжэ Ринпоче и лама Умапа прибыли в Гавадонг. Потом они отправились в Лхасу поклониться статуе Будды Шакьямуии. Затем, вернувшись в Гавадонг, уединились для усердной практики. Во время уединения Чжэ Ринпоче совершенно ясно узрел Манджушри и всю его Мандалу. С этого времени он уже мог прямо, без посредничества ламы Умапы, обращаться к Манджушри. Так Манджушри стал реальным его Учителем.
Затем Чжэ Ринпоче отправился в Кьермолунг проповедовать Дхарму. Потом, в 1394 г., с восемью учениками он опять ушёл в затворничество в местности Олкачойлунг. Сначала они совершали практику накопления-очищения, которую составляют поклоны, подношения мандалы и т.п. Чжэ Ринпоче совершил их бесчисленное множество, вследствие чего его руки и пальцы потрескались и кровоточили. Во время совершения поклонов при исповеди перед 35 Буддами покаяния он лицезрел их. В этом затворничестве он также лицезрел Майтрею, Манлу, Амитаюса и других. Ещё он узрел Манджушри, окружённого многими Буддами и Бодхисаттвами. Тот приставил рукоятку меча к своему сердцу, а конец
к сердцу Цонкапы, и по лезвию меча начал струиться нектар, заполняя тело Чжэ Ринпоче неописуемым блаженством.
Закончив затворничество, он с учениками пришёл в храм Зингчи. Там была статуя Майтреи. Видя, что она очень запущена, Чжэ Ринпоче не мог сдержать слёз. Они все взялись за работу, чтобы починить статую. Не хватало средств. Но после совершения ритуала богу богатств Вайшраване миряне стали снабжать их всем необходимым, и статуя была успешно обновлена. Затем была проведена чудесная церемония освящения статуи. Силой самадхи Чжэ Ринпоче действительно пригласил на освящение Будд и Бодхисаттв. Многие видели их, а также-как в символическое божество (т.е. в статую) действительно вошло божество мудрости.
Это было первое из четырёх великих деяний Цонкапы.
Лходагскомуламе-махасиддхе Намка Гьелцэну однажды приснилась белая девушка, которая ему посоветовала пригласить для проповеди Чжэ Ринпоче, характеризовав его как благословленного Майтреей, нераздельного с Манджушри и получающего знания у Сарасвати. Она также сказала, что между ним и Цонкапой есть кармическая связь, созданная за 15 жизней, и что и в этой жизни они будут меняться ролями Учителя-ученика.
Послушав её, он пригласил Чжэ Ринпоче. Этому ламе Намка Гьелцэну лично покровительствовал Ваджрапани, и он обладал великими достоинствами и достижениями. Погрузившись в созерцание, он мог видеть 500 прошлых жизней, а 16 жизней вспоминал даже во сне. Также он обладал ясновидением: видел, что делает каждый человек по всей округе.
Когда он вышел встречать Чжэ Ринпоче, прибывшего в его монастырь Да-о в четвёртый день VI лунного месяца 1395 г.
в знаменательный день поворота Буддой Колеса Учения, то увидел, что приближается Манджушри, излучающий свет.
В тот самый вечер Чжэ Ринпоче слушал его наставления по Гуру-йоге, и оба увидели, как в Чжэ Ринпоче вошёл Ваджрапани. На заре Намка Гьелцэн услышал отчётливый голос: "Проси у этого Майтреи наставлений к Шикшасамуччае". Он так и сделал. И Чжэ Ринпоче проповедовал "Шикшасамуччаю" общине того монастыря во главе с Намка Гьелцэном. Во время проповедования этот махасиддха видел, что на голове Чжэ Ринпоче пребывает Майтрея, на правом плече
белый Манджушри, а на левом Сарасвати и что его окружает сонм дакинь и дхармапал. Эти два Учителя затем обменялись и многими другими Учениями, посвящениями, разрешениями и т.д.
Когда Намка Гьелцэн проповедовал Учения, на его голове пребывал Шакьямуни, на правом плече — Ваджрапани, а на левом
Ситатапатра.
Чжэ Ринпоче потом хотел отправиться в Индию к Майтрипе, чтобы развеять свои сомнения относительно Воззрения, и спросил совета у Намка Гьелцэна. Тот, посоветовавшись с идамом, сказал, что ему было бы полезней остаться в Тибете ради огромной помощи людям этой страны; а развеять сомнения можно, задавая вопросы самому идаму.
Затем Цонкапа в течение пяти месяцев изучал "Этапы Учения", написанные великим Учителем Тинлэем.
Чжэ Ринпоче ещё встретился с Учителем Намка Гьелцэна
мудрецом Чойкьябом Санпо, который попросил у него Учений. Но Чжэ Ринпоче отказался проповедовать первым такому великому Учителю. Чойкьяб изложил ему "Этапы Пути" Цонавы, и Чжэ Ринпоче признался, что этот автор это его же прошлое воплощение. Затем Чжэ Ринпоче излагал Учения Чойкьябу.
Потом он с тридцатью учениками отправился в священное место Чакрасамвары
Цари. Там у него на ноге образовалась болезненная чёрная опухоль. Во время совершения "Круга собрания" Чакрасамвары опухоль исчезла.
Возвратившись в Ньел, Чжэ лицезрел огромного Майтрею, который сказал ему: "Сын благородной Семьи! Ты подобен пришедшему в мир Будде". Эти слова очень вдохновили Цонкапу.
Потом он уединился для практики шестичленной йоги Калачакры. Во время её он лицезрел одиночного Калачакру, который сказал, что для традиции Калачакры он словно первый царь Шамбалы Сучандра.
Тогда же Сарасвати ему сказала, что он проживёт 57 лет, но если будет усердно заниматься садханами Ушнишавиджаи и других божеств долгой жизни, то может прожить немножко дольше.
Затем в монастыре Серчебум в Ньеле он совершил великое подношение, проповедовал многим ученикам Винаю, приобщил многих к Прибежищу и т.д. Это считается вторым из четырёх великих его деяний.
Потом Чжэ Ринпоче встретился с прославившимся уже тогда Дармаринченом, который сначала с некоторой гордыней задавал ему вопросы, но когда он прекрасно ответил на них, Дармаринчен почувствовал радостное благоговение перед Чжэ Ринпоче и со слезами попросил принять его в ученики. Чжэ охотно согласился. Дармаринчен затем стал одним из главных его учеников.
Когда Цонкапа удалился в уединение в местности Олка, ему приснился Нагарджуна с четырьмя учениками, которые беседовали о воззрении мадхьямаков. Один из них, Буддхапалита, благословил его толстой Книгой
своим толкованием "Мула-мадхьямака-карики", сокращённо называющимся "Буддхапалитой". На следующий день, когда Цонкапа читал это же толкование, он обрёл совершенное неконцептуальное постижение Пустоты.
Вследствие этого он обрёл неколебимую веру в Будду, проповедовавшего о Пустоте как о зависимом происхождении, и сочинил хвалу Ему
"Сущность изящных изречений".
Однажды Манджушри посоветовал Цонкапе больше не давать публичных посвящений в Тантру, поскольку это сократит его жизнь и принесёт малую пользу другим. Поэтому, за исключением разрешений, он больше не давал посвящений многим людям; давал их тайно лишь некоторым подходящим "сосудам". Также он больше не давал наставлений к Ступеням Порождения и Завершения тем, кто не получил посвящения.
Затем в Гавадонге Чжэ Ринпоче и Рендава встретились снова. Чжэ стал оказывать почести Рендаве как Учителю, но Рендава поклонился Цонкапе и попросил его больше не делать этого. Они оба проповедовали многие Учения собравшейся толпе.
В то время Цонкапа сочинил молитву, адресованную Рендаве, который, несколько переделав её, переадресовал её Цонкапе. Эта молитва позже стала мантрой Цонкапы, сокращённо называемой "мигцзэма" и читаемой всеми последователями школы Гелуг.
Вскоре после этого ученики Чжэ Ринпоче настойчиво просили его сочинить "Большое руководство к этапам Пути". Он согласился и в 1402 году начал писать это сочинение. Он его писал в монастыре Радэнг. Закончив раздел Безмятежности, он засомневался в полезности писания следующего, последнего, раздела Проникновения из-за большой трудности его понимания. Но Манджушри побудил его обязательно написать этот раздел, поскольку польза другим, как он сказал, от него будет, хотя и средняя. Цонкапа так и сделал.
Затем он написал большое толкование "Главы о нравственности" (из "Уровней Бодхисаттв"), разъяснение 14 коренных тантрийских падений и толкование "50 строф об Учителе".
После этого он решил посвятить себя проповедованию Тантры и отправил группу своих учеников к великому лоцаве Кьябчогу Пэлсангпо для получения посвящения в Гухьясамаджу.
Во время пребывания Цонкапы в уединении в Чжампалинге Манджушри побуждает его сочинить комментарий на "Последовательные ступени [осуществления Гухьясамаджи]" Нагабодхи. Собрав необходимую литературу, он быстро сочинил его и подробно изложил ученикам.
Вскоре он написал и своё фундаментальное сочинение "Этапы Мантры".
В 1407 году, когда Чжэ Ринпоче пребывал в Чойдинге, к нему пришёл Кэйдуб-чже, позже ставший одним из главных его учеников. Перед встречей со своим Учителем он имел величественное видение Манджушри, пребывающего в середине блистающей мандалы (круга) мечей. Кэйдуб-чже задал Цонкапе много вопросов и был вполне удовлетворён его ответами. Учитель дал ему посвящение в Ямантаку и все необходимые наставления даже без просьбы, поскольку это был выдающийся ученик.
Когда Чжэ Ринпоче сочинял большое толкование "мадхьямака-мулакарики", вокруг него появлялись золотистые слоги из "Праджняпарамиты" и тому подобное. А однажды с неба, как дождь, посыпались буквы "А", и он предрёк, что на этом месте будет построен великий монастырь, изобильный мудрецами. То было пророчество о монастыре Сера, который основал великий ученик Цонкапы Чжамчен Чойчже.
Однажды Чжэ Ринпоче получил приглашение китайского императора прибыть в Китай для проповеди Учения, но отказался, сославшись на свой преклонный возраст и желание практиковать в уединении. Вместо себя он послал туда своего ученика Чжамчен Чойчже.
В 1409 году Чжэ Ринпоче учредил в Лхасе великий молитвенный праздник
Монлам, который длился 15 дней 1-ого месяца тибетского Нового года. Он прошёл весьма величественно: на нём воспроизводились те события и деяния, которые Будда раньше совершил в "месяц чудес" (I лунный месяц). Учреждение этого празднества считается третьим великим деянием Цонкапы.
Затем ученики попросили Чжэ Ринпоче основать новый монастырь. Он помолился перед статуей Шакьямуни и понял, что действительно следует воздвигнуть монастырь. Выбрал отдалённую гору, где он будет строиться, и благословил это место. Он решил назвать будущий монастырь Гандэн ("Благой").
В 1410 г., когда успешно закончили его строительство, Чжэ Ринпоче освятил его и проповедовал в нём "Этапы Пути", "Ясный светоч Гухьясамаджи", "Пять ступеней", "Антологию Абхидхармы", "Уровни" Арья Асанги и т.д.
В 1411 году, зимой, Цонкапа с 30 учениками уединяется для усердной практики, связанной с упразднением препятствий к жизни.
Поскольку ощутимые признаки улучшения здоровья вследствие этого не возникли, в следующем году Цонкапа, по просьбе учеников, опять уединяется. В то время ему приснилось, как его центральный канал (авадхути) заполнила цепочка букв "Э-ВАМ", отчего возникло острое переживание Блаженства-Пустоты. Вскоре возникли и устойчивые признаки улучшения здоровья.
Вскоре после этого по побуждению Чжэ Ринпоче в монастыре Гандэн были построены здания для тантрийских ритуалов, а позднее были сооружены Мандалы, статуи божеств, некоторые лица которых, говорят, появились сами собой.
Руководство всем этим строительством считается четвёртым великим деянием Чжэ Ринпоче.
За свою жизнь Цонкапа слушал Учения из уст более чем сорока Учителей, четырнадцать из которых он почитал как наиболее добрых. То были: Чойчже Дондуб Ринчен; Ньявон Кунгапэл; Рендава Шону Лодро; Сасанг Мати Пэнчен; великий переводчик Намка Санпо; ньингмапинский Чойчже Даръюлба; Чиво Лхэйпа; Дикунг Чэнга Чойкьи Гьелпо; Тэлгьи Чэнга Чойдаг; проницательный Ешей Гьелцэн; Цогкэнчен Цулринпа; врач из Цэлпа Кончогкьяб; лама Умапа; махасиддха Лэйкьи Дорчже.
Четырёх из этих Учителей Чжэ Ринпоче считал несравненными. Это: Чойчже Дондуб Ринчен; Чжебцун Рендава; махасиддха Пабо Дорчже (т.е. Умапа); Лэйкьи Дорчже.
Осенью 1429 г. ученики и другие, заботясь о здоровье Чжэ Ринпоче, молили его пойти к горячим источникам Толунга. Он пришёл туда, но лишь едва окунул в них ноги, вместо лечения занимаясь проповедью Дхармы собравшимся.
В Чумилунге он увидел, как божества Мандалы Гухьясамаджи вошли и растворились в здешней монастырской школе. Он предрёк, что здесь появится тантрийский дацан.
Затем он пришёл в Дрепунг. Когда он проповедовал там Дхарму, все увидели радугу, которая в виде столба спустилась с неба. Около неё летали посланцы богов.
Когда он освящал изображения божеств в дрепунгском тантрийском святилище, случилось слабое землетрясение и послышались странные звуки.
Затем он проповедовал Гухьясамаджа-тантру. Неожиданно для слушателей он прервал проповедь на 9-ом разделе тантры и отправился в Лхасу. Это был необычный, но добрый знак, что Учитель и ученики снова встретятся в другой жизни, чтобы закончить проповедь и слушание этой тантры.
Придя в Лхасу, Цонкапа много молился перед статуей Шакьямуни о том, чтобы Учение существовало долго.
Затем один из его учеников, Шакья-ешей, пригласил его в Чойдинг, где предложил основать монастырь
будущий Сера.
Он спросил своих учеников, кто мог бы быть здесь ведущим преподавателем Тантры, приняв у него традицию. На это согласился Шейраб Сенге. Тогда Чжэ Ринпоче посвятил его и вручил ему необходимые для этого звания принадлежности.
По дороге в родной Гандэн Цонкапа остановился в Деченце, где совершил церемонию освящения места будущего монастыря, в котором, по его совету, будут слушать и преподавать Гухъясамаджа-тантру в согласии с Винаей.
Далее в пути послышался громкий звук гонга. Исследовав местность, сопровождающие не нашли конкретного источника этого звука. Думают, что это боги били в гонг, приглашая к себе великого Бодхисаттву.
Он сделал остановку и в храме Янгпачэн, где приказал приготовить много даров, которые преподнёс перед статуей Будды, изображениями Мандал, идамов и т.п. Также он вознёс им всем длинные молитвы.
Однажды утром, одевшись в полную монашескую одежду, Чжэ Ринпоче уселся в позе ваджры. Руки сложил в мудру дхьяны и погрузился в созерцание на 25 дней. Выйдя из него, он излучал свет, нестерпимый для глаз. Все окружающие были очень удивлены. Среди них присутствовал и главный ученик Цонкапы всеведущий Кэйдуб. Некоторые видели светло-жёлтый свет, некоторые
оранжевый, некоторые золотистый. Чжэ Ринпоче выглядел как 16-летний юноша, которого вовсе не коснулась старость. Это было, как позже объясняли, очевидное проявление Самбхогакаи Блаженного Тела Будды. Потом Чжэ Ринпоче явил ещё много чудес и покинул сей мир скорби. В течение 49 дней на совершенно чистом небе появлялись пятицветные радуги. Не было ни ветерка. Слышались лишь песни даков и дакинь. С неба дождём сыпались ослепительно светящиеся божественные цветы.
Останки Чжэ Ринпоче были бальзамированы и покрыты золотом. Его лицо было обращено на северо-восток. Затем совершалось великое подношение, длившееся много дней.
Впоследствии вокруг тела Чжэ Цонкапы была возведена ступа, в которую поместили и рукопись Ламрима
главного Его сочинения.
Позже, когда ученики Цонкапы плакали, вспоминая его, он появлялся, сидя то на белом слоне, то на белом льве: успокаивал и наставлял их.
Досточтимый Цонкапа оставил после себя около 250 учеников, из которых главные
Кэйдуб Гелег Пэлсангпо, Дармаринчен-Шаб и Гендун-Дуб (Е.С. I Далай-лама).


\